Мрачные Тени

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мрачные Тени » Где вершится история » Сюжет


Сюжет

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Глава I

- Последние воспоминания Имоджен перед смертью, июнь, 300 г.
Часть I


Энаар всегда был большей частью меня самой. Я впустила его в свою душу, в свое сердце, я разносила славу о нем по всему лесу, уничтожала, убивала и покоряла во имя него. Ничего не прося взамен, и, тем не менее, получив все, о чем не могла даже мечтать. Я, Имоджен, Жрица гильдии Крови.
Мне отчетливо помнятся те года, когда о нас, Убийцах, никто еще ничего не слышал. Тогда Землями правила Северная стая - единственная во всем лесу, самая огромная и могущественная. Ее воины силой подчинили себе лес, уничтожили и изгнали все прочие мелкие стаи, предали забвению всех иных богов, кроме своих, Светлых, и объявили себя "истинными" королями. Да, надо признать, жизнь всех существ при их правлении, в том числе и одиночек, протекала спокойно и размеренно. Дичи было вдоволь, щенят развелось как грязи. Однако, далеко не все готовы были мириться с тем, что их богов велели забыть, а веру в них пресекали. В глубинах леса, куда не добиралась вездесущая власть стайных волков, жили существа со своим собственным, непоколебимым мнением, верившие в силу Мрака. Одним из таких почитателей темных богов оказался мой Учитель - Клуаран. Еще его мать поклонялась Энаару, богу убийств и смерти, прославляя его имя и воспитывая сына, что истинная сила не там, где светло и тепло, а там, где темно и липко от крови...
Клуаран подрос, похоронил умершую мать и решил разнести весть о давно канувшем в лету Энааре средь собратьев-волков. Многие откликнулись на зов моего Учителя, поскольку не он один был обманут и предан богами Света и Северной стаей. Так появилась гильдия Крови.
Пока еще маленькое сообщество, ведомое Клуараном, из которого вышел превосходный лидер и оратор, постепенно набирало силу. За два года оно превратилось в настоящую тайную гильдию, с преданными натренированными воинами и собственным подземельем. Как раз в этот момент и появилась я. Оставшись совсем одна, лишившись матери и сестры, я давно бы уже лежала где-нибудь под землей, с насквозь изъеденным червями телом. Если бы только не Клуаран. Он принял меня в гильдию, и я в первый же день ощутила невероятную силу, исходящую от него и от алтаря Энаара. Я чувствовала себя защищенной и верила, что Черный Идол никогда не оставит меня.
Клуаран мечтал захватить весь лес и объявить единственным истинным богом Энаара, но не дожил до дня своего триумфа - когда мне было три года, его сломила болезнь. И тогда роль Жреца на себя взяла я - иначе и быть не могло. Во имя Клуарана, во имя гильдии Крови, во имя нашего бога. Хватка у меня оказалась тверже, нежели у более терпеливого Учителя. Расформировав воинов и шпионов гильдии на три отряда, назначив во главе нескольких моих доверенных лиц, я за полгода превратила тайное сообщество фанатиков в настоящую армию, не знающую поражения и готовую на все, лишь бы заполучить власть. Мы перестали быть тайной, слухами, мифом. Мы открыто вступили в бой и стерли Северную стаю с лица земли.
Накануне битвы мне приснился вещий сон от Энаара. Я увидела маленького северного принца, который вырастает и переступает горло мне, а затем и каждому члену гильдии. И тогда я поняла - чтобы раз и навсегда вознести гильдию на престол, я должна уничтожить всех наследников Северной стаи. Не доверив это никому другому, я самолично перегрызла горло всему помету королевской семейки. Вот только знала ли я, что сука короля была на тот момент беременна? Сбежав вместе с кучкой выживших волков, она унесла от меня и своего сына - того самого принца, который однажды придет по наши души...

+2

2

- Последние воспоминания Имоджен перед смертью, июнь, 300 г.
Часть II


Эта сука пропала, словно провалилась сквозь землю. Я не сразу узнала о том, что она была беременна, и эти минуты моего замешательства стали спасительными для бывшей королевы.
Битва продолжалась весь день. Мы выступили утром, а когда я склонилась над последним пленным, желая перегрызть ему горло, было уже темно. Во мраке сверкнули его испуганные глаза. Он завопил, сказал, что королева бежала и что она беременна, надеясь, что в благодарность я сохраню ему жизнь. Что ж... он просчитался.
Потеряв рассудок от бешенства, я тут же отправила на поиски беглянки своих слуг и сама бросилась за ними следом. Но было очевидно, что она уже безвозвратно исчезла, и даже от запаха ее ни осталось и следа.
Разумеется, я продолжала поиски несколько дней, не желая мириться с поражением. Но и в конце, когда все стало ясно, я не опустила руки. Выход был, впрочем, как всегда. 
Я никогда не боялась Тьмы и всего, что с ней связано. И тогда меня совсем не останавливала мысль о возможных последствиях. Главным в ту секунду было достичь результата, избавиться от гаденыша, который грозил смертью всей моей империи. И тогда я решила наслать проклятие на принца, спящего в утробе матери, осквернив и уничтожив его душу. Но всякое заклятие имеет свою цену. Мне пришлось пожертвовать жизнями собственных детей. Я знала об этом заранее и ни о чем не жалела - я никогда не любила своих детей так, как гильдию Крови. По правде, я не любила их вовсе.
В те мгновения, когда я приступила к осуществлению своего страшного замысла, небо почернело, а меж облаков засверкали красные молнии. Я не боялась, лишь увереннее кричала слова заклинания. За спиной одновременно, словно по команде, рухнули мои дети и забились в предсмертной агонии. Весь мир словно затаился в ожидании чего-то темного, кошмарного и необратимого. Я должна была почувствовать в тот момент, что переступаю границы дозволенного. Но разве тогда меня могло остановить хоть что-то? Я была на грани отчаяния, я была полна ненависти и жажды возмездия.
Земли озарила последняя кроваво-красная вспышка, а секундой позже на землю обрушился страшный ливень.
Принц был проклят…

+1

3

Глава II

- Из воспоминаний Арьи, Юной Ведьмы, о событиях в январе, 295 г.


Мы знали, что она явится. Наша Верховная предвидела это за несколько дней до битвы Севера с гильдией. Она отправила небольшой отряд ведьм на помощь сбежавшей и чудом спасшейся королеве. Ведуньи быстро нашли ее и доставили в наше логово, в горы. Здесь обезумевшей Имоджен никогда не пришло бы в голову искать.
Королева была на ранних сроках беременности, так что живота еще не было видно. Неудивительно, что Жрица в начале ее упустила.
Придя в себя после непродолжительного обморока, волчица стала расспрашивать, куда попала и кто мы такие. Узнав о нас, она страшно удивилась и долго не могла прийти в себя. Она думала, что мы всего лишь миф, старая детская сказка. Неудивительно. В Землях уже никто не верит в магию, разве что в богов, от которых тоже никто ничего не слышал много лет. Все гораздо проще - их попросту нет. Зато есть такие, как мы - Ведьмы. Чтобы выжить, мы бежали в горы, которые стали для нас неприступным домом. Прошло несколько десятков лет, и о нас забыли. Мы и не высовываемся.
Впрочем, спасение королевы стало единственным исключением. Наша Верховная узнала о пророчестве, и ей необходимо было спасти принца. Мы выхаживали королеву, кормили ее, одним словом, как следует подлатали. Однако через несколько дней ей снова стало плохо. Странно, но в тот же миг, что у нее подкосились лапы, далеко над лесом началась непогода и даже сверкнула красная вспышка. Мы сослали ухудшившееся состояние королевы на грозу, потому что даже Верховная так и не смогла ничего увидеть. Пыталась, но словно натыкалась на невидимый барьер...
Впрочем, состояние бывшей королевы почти сразу улучшилось. Последующие два месяца она прожила с нами, в спокойствии и умиротворении. Она не была пленницей, хоть Верховная и не разрешала ей покидать горы. Королева сама не горела желанием. Она скучала по Северному лесу, но знала, что от него больше ничего не осталось - только кладбище ее бывших соплеменников, на останках которых пляшет гильдия...
Меньше чем через два месяца королева родила. Схватки были катастрофически болезненными, сразу было ясно, что что-то идет не так. Ведьма, принимавшая роды, была вся перепачкана в крови - настолько ее было много... Истошно крича, королева все же родила, но сама так и не узрела собственное дитя - она погибла, как будто... от изнеможения.
В помете было трое волчат, выжил только один. Двое были мертвы еще задолго до рождения, это Верховная определила сразу. Как такое было возможно, никто не знал, но наша предводительница велела избавиться от черного, как смоль, детеныша. Ведьмы были в ужасе и недоумении, и тогда Верховная объяснила, что волчонок этот несет смерть. Его нужно было убить.
Однако ни у кого не поднималась рука на новорожденного, в том числе и у самой Верховной. Тогда решено было просто оставить волчонка у подножия гор. Так или иначе, его съест какой-нибудь хищник или сам малыш умрет от голода...

+1

4

Глава III

- Последние события из жизни бродяги Илларио перед смертью, январь, 295 г.


Я нашел его у подножия горы. Заметил яму в сугробе, подошел взглянуть, что это, и увидел на дне углубления черное бездыханное тельце. Маленький черный волчонок лежал, не шевелясь и не дыша. От него дурно пахло гнилью, и я сразу же понял, что малыш умер. Но когда я начал закапывать его, он вдруг резко, неестественно быстро вскинул голову и вытаращил на меня свои красные глаза-бусинки, какие бывают у воронов. Открыл рот, издавая немой крик, обнажив целый ряд гнилых зубов. Я отскочил, по спине градом пробежали мурашки. Он же мертв! МЕРТВ!
Детеныш начал медленно выползать из ямы и двигаться по направлению ко мне, все также распахнув рот в немом вопле. Я задрожал, но меня словно парализовало. Как зачарованный, я со смесью ужаса и непонимания смотрел на приближающегося ко мне выродка. Он подползал все ближе и ближе. Он слышал бешеный стук моего сердца и двигался на него. Словно на запах материнского молока.
И как только существо доползло до моей лапы и едва коснулось его носом, я не удивился, когда эта лапа словно отнялась. Я с криком рухнул на землю, а детеныш вцепился гнилыми зубами мне в плечо, прокусив его до крови. "У него не может быть таких крепких зубов, не может!" Он глотал мою кровь, и огромное количество жизненной силы покидало меня с каждым крохотным глотком существа. Через несколько мгновений на меня навалилась тьма. Очевидно, я умер...

0

5

Глава IV
- Январь, 295 г.


У него не было имени, дома, семьи. У него было лишь собственное сознание – извращенное, темное, больное. Он просто существовал с единственной мыслью в голове. И даже богам было неизвестно, с какой…
Жизнь в нем поддерживалась благодаря черной магии, проклятию, наложенному Имоджен.
Прошло всего четыре дня с тех пор, как Ведьмы оставили его у подножия горы. Два дня с тех пор, как на него наткнулся Илларио. За четыре дня детеныш подрос почти на полметра. Он хоть и нетвердо, но все же стоял на лапах. И шел навстречу тому, кто проклял его. Навстречу своей создательнице...
Любой попадавшийся ему на пути волк погибал от гнилых зубов принца, перед смертью теряя при этом две трети своей крови. Безымянный выродок был жаден до нее, он глотал, как безумный, наполняя собственное тело чужой жизненной силой. За три недели своего существования в Землях он уже вырос до размеров пятилетнего волка и принял соответственный облик. В его глазах как будто плескалась кровь, которую он выпил... Он был на половине пути к Имоджен, пока миссия его не была разрушена встречей с неожиданной пришелицей...

0

6

Глава V

- Из воспоминаний Хиги, Старшей Ведьмы, о событиях в январе, 295 г.


Я наткнулась на него совершенно случайно. Изменив облик, я отправилась в лес за травами и увидела его. Это не мог быть он. Прошло меньше месяца, а он выглядел лет на пять. От него несло кровью и гнилью. Тем не менее, передо мной стоял тот самый принц, от которого Верховная приказала избавиться. Эти алые глаза и мрак, таящийся за ними, я бы никогда не спутала ни с кем иным...
Я бросилась прочь, позабыв собственное имя от страха. Странно, но он не последовал за мной - очевидно, моя колдовская кровь ему не подходила. Я вернулась в шабаш и сообщила о случившемся Верховной. В ее глазах застыл неподдельный ужас. Она сказала, что я встретила не волка, а само вместилище для нечистой силы. Демона.
Верховная приложила огромные усилия и сама едва не потеряла жизнь, но все же сумела наложить на проклятого заклятие. Она заставила его погрузиться в мертвый сон, отключила его сознание, отгородив от любых воздействий черной магии. Позже мы вновь вернулись к тому месту, где я встретила принца, и сбросили его тело в расщелину, прямо на дно мелкой реки, из которой торчали острые камни и скалы. С чудовищем было покончено, как мы зря надеялись, раз и навсегда...
Прошло пять долгих лет. Постепенно из наших мыслей исчезли последние неприятные воспоминания о Проклятом. Мы предали его забвению, но жизнь от этого лучше не стала. Северный лес полностью погрузился во мрак из-за власти Имоджен. Настала эра гильдии Крови, для обычных волков жизнь превратилась в сплошной кошмар. Ведьмы не высовывались из своего надежного укрытия. Варги тоже бежали прочь, кто куда. О Детях Леса никто ничего не слышал на протяжении двух столетий - они исчезли даже раньше, чем мы, Ведьмы.
Нашей Верховной было пятнадцать лет, когда она умерла. Срок, достаточно долгий для волков. Ее место тут же заняла новая Ведьма. И никто из нас не подумал тогда о том, что заклятие, наложенное прежней Верховной на принца, перестало действовать в связи с ее смертью. Об этом никто даже не вспомнил...
В ту же секунду, что жизнь покинула тело Верховной, она наполнила тело чудовища. Черный волк распахнул алые глаза, поднялся, утробно рыча. Нет, он не умер ни от голода, ни от жажды. Все его органы и части тела продолжали спокойно функционировать. Он был попросту бессмертен...
Разумеется, никто из нас об этом не знал. Мы и представить не могли, каких огромных масштабов на Земли надвигалась катастрофа. Мир словно спал, наивно полагая, что единственная опасность таится в недрах территории гильдии. О, как же мы все были слепы!
А принц, в свою очередь, продолжил собственную миссию. Он вновь держал путь к Имоджен, уже старой, но по-прежнему всесильной королеве Севера...

0

7

Глава VI

- Последние воспоминания Имоджен перед смертью, июнь, 300 г.
Часть III


Когда он пришел, я понимала, что мне уже не спастись. Никому из нас. Но было поздно что-либо предпринимать.
Он явился в наш лагерь в полночь. Я знала, что он идет. Все это время я слышала в своей голове его тихое, устрашающее дыхание. Оно сводило меня с ума, но я знала, что мне некуда бежать. Возможно, меня пригвождал к месту страх, возможно, осознание того, что, так или иначе, весь мир погрузится в непроглядный мрак.
Когда он пересекал поляну в направлении ко мне, Убийцы бросились к нему, преграждая дорогу. Он поднял на них свой кроваво-красный взгляд, и волки замерли на месте, словно парализованные. Он - исчадие ада, детище тьмы, вместилище огромной магической силы. Одним лишь взглядом пригвоздить всю гильдию к месту - на это нужна безумная энергия, но он даже бровью не повел. Я нервно сглотнула, но все же вскинула голову, готовясь с гордостью расстаться с жизнью. Надо же, какая ирония. Я вздумала проклясть принца, надеясь нарушить пророчество. И я нарушила, но в итоге принц сам решил взойти на престол. А может, в этом и заключался весь смысл?
Однако прежде чем убить меня, Проклятый вздумал поиздеваться надо мной. Он вдруг издал мощный грудной рык, а глаза его потемнели, стали чернее ночи, без единого проблеска света. В ту же секунду в воздухе разлилась тьма, я почувствовала, увидела, услышала это. Мои Убийцы задрожали, словно в лихорадке, и глухо зарычали от боли. С ними происходило что-то страшное, что-то безумно кошмарное. Проклятие. Очередное проклятие... Не слишком ли много проклятий на одно десятилетие?
Странно, но я смотрела на все происходящее отстраненно, и мысли мои были соответствующими. Мне было нестрашно умирать. И мысль о том, что моя империя разрушена, не внушала ничего, кроме тупой боли, затуманивающей разум. Я с вызовом смотрела на выродка, который обращал мою армию в собственных слуг, рабов, с таким же больным, темным, извращенным сознанием. И я молча ждала своего часа...
Проклятие было наложено. Не знаю, в какой момент я очнулась от шока, в какой поняла, что мои Убийцы отныне подчиняются лишь Проклятому. Его окровавленные губы растянулись в дьявольской усмешке, и он коротко, глухо, тихо сказал. Его голос доносился как будто из ледяной могилы.
- Разорвите старую суку.
Я думала, что сумею умереть гордо. Но когда сотни зубов вонзились в каждый участок моего тела, я закричала от боли так, как не кричал еще никто на этой бренной земле. И последняя мысль, промелькнувшая в моей голове, терзала душу больнее сотни клыков.
"Где же ты, Энаар?.."

+1

8

Глава VII

Восстание из пепла. Начало отсчета.
Основной квест и ближайший план игры.


Если при Имоджен мир был окружен Тьмой, то после прихода Проклятого он начал буквально задыхаться в ней...
Немногие оставшиеся в живых одиночки окончательно потеряли и без того умирающую веру в богов. Волны отчаяния, безнадежности и страха захлестнули Земли. Жители готовы были бежать кто куда, пока в июле их неожиданно не решил сплотить один волк. Властный, бесстрашный, полный решимости, он давно понял, что всем выжившим итак нечего терять. Он призывал сражаться и умереть достойно, хотя бы попытавшись отстоять свою свободу. Немногие готовы были пойти за ним, пока в лес не вернулись Варги и... Ведьмы.
Мистические волчицы, давно превратившиеся в миф, старую легенду, вселили первые проблески надежды на спасение в сердца несчастных жителей. Ведуньи объявили, что помогут одиночкам сражаться, что Проклятого можно убить, нужно просто понять, как именно. Следом за Ведьмами в Земли пришли и сами Дети Леса. Древнейший клан тигров хоть и был небольшим, но внушал не меньшую надежду на спасение. Он так же, как и Ведьмы с одиноким волком, не готов был сдаваться без боя.
Мысль о том, что на их стороне будут сражаться такие же маги, что и на стороне Проклятого, окончательно вселило в одиночек веру и надежду. Они решили сплотиться, создать собственную стаю и сражаться до последней капли крови...
Что это за стая? Призрак умершей Северной? Неужели ее ждет такая же страшная гибель? Или новая, Возрожденная стая все-таки сумеет одержать верх?

+1


Вы здесь » Мрачные Тени » Где вершится история » Сюжет